about afghanistan albania arab_sy armenia azerbaijan balkan baltic belarus belgium bulgaria canada cis contacts croatia czech_republic denmark eapc estonia eu events film_about_nato france georgia germany greece history_of_nato hungary iceland iran iraq italy kazakhstan kyrgyzstan latvia libya links lithuania luxembourg moldavia nato_russia_council netherlands norway partnership_for_peace poland portugal romania russia slovakia slovenia spain syria tajikistan treaty turkey turkmenistan uk ukraine un usa uzbekistan what_nato_is wikileaks yugoslavia 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 archive

Новости

В МИД России прокомментировали доклад Госдепартамента США
23 / 04 / 2020

Сегодня Департамент информации и печати МИД России опубликовал комментарий в связи с «сигнальной» версией доклада Госдепартамента США о соблюдении международных договоров и соглашений в области контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения.

В нем говорится:

"Опубликованная на днях «сигнальная» версия ежегодного доклада Госдепартамента США Конгрессу по вопросам соблюдения международных договоренностей в области контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения (КВРН) наглядно демонстрирует сохраняющийся фрагментарный, утилитарный и весьма селективный подход США к соблюдению обязательств в области КВРН. На практике это означает прямой подрыв фундаментальных основ и логики многостороннего взаимодействия в области КВРН.

Как нечто само собой разумеющееся декларируется право США по собственным критериям оценивать нарушения или несоблюдение международных договоренностей другими странами. При этом из текста доклада прямо следует, что сами американцы, дескать, никому ничего не должны, всё безукоризненно соблюдают, а если все же им указывают на те или иные пробелы, то в Вашингтоне «проводят проверку и убеждаются», что «всё выполняется как надо» (разумеется, в их собственной интерпретации).

Для придания правдоподобности такой позиции США формально ставят себя в один ряд с большинством других стран-участниц профильных договоров и соглашений, которые строго следуют своим обязательствам и демонстрируют настрой на продолжение обсуждения проблем в области КВРН. На деле же США демонстративно выводят себя в «особую категорию», по сути отрицая право других критически оценивать американский послужной список. Понятно, что это – попытка прикрыть практику выхода из любых договоренностей, если такой шаг признается полезным с точки зрения их внутренней конъюнктуры, либо по другим субъективным причинам. Что касается избирательного выполнения положений договоров и соглашений, стороной которых США формально остаются, то это стало для них обыденным делом, на что российская сторона неоднократно обращала внимание, реагируя на аналогичные доклады Госдепартамента по тематике КВРН в прошлые годы.

Неудивительно, что самым коротким разделом доклада традиционно является тот, что посвящен самим США. Перечисляя многочисленные правовые инструменты, по которым у мирового сообщества имелись вопросы к США, авторы в этом году ушли даже от упоминания одной из наиболее важных договоренностей последних лет – Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию вокруг иранской ядерной программы (СВПД) и резолюции СБ ООН 2231. На протяжении двух лет с момента одностороннего выхода США из т.н. «ядерной сделки» противоправные действия американской стороны подвергались решительному осуждению на многих площадках, включая Совет Безопасности. Хорошо известно, что первопричиной всех нынешних сложностей в реализации СВПД являются грубые нарушения всеобъемлющих договоренностей и резолюции СБ ООН 2231 со стороны именно США, которые не только отступили от своих собственных обязательств, но и под угрозой санкций запрещают остальным выполнять то, что предписано Советом Безопасности ООН и закреплено в его решениях.

Вместо того чтобы встать на путь исправления и устранить допущенные нарушения, американские «оценщики» предпочитают безосновательно обвинять Иран, старательно воссоздавая образ угрозы, якобы исходящей от ядерной программы ИРИ. Разумеется, авторы доклада не могли просто проигнорировать то обстоятельство, что Иран давно является наиболее интенсивно и глубоко проверяемым государством среди членов МАГАТЭ. Но правда, как и во многих других случаях, кажется американским коллегам неудобной. Вашингтону сподручнее обвинять Тегеран в несовершенных нарушениях: мол, если Иран произведёт или иным способом обзаведётся ядерным оружием, то это станет нарушением его обязательств по статье II Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Надеемся, что в Вашингтоне всё же остались те, кто понимает надуманность выпадов в адрес Ирана на фоне общеизвестных нарушений резолюции СБ ООН 2231 самими США.

Отфиксировали в докладе замысловатую оговорку: мол, иногда может возникнуть «юридическая или фактологическая неопределённость» в отношении того, имело ли место «нарушение». Такой подход позволяет американцам все чаще выдвигать претензии в адрес других стран, не утруждая себя их подкреплением реальными фактами или обоснованными юридическими выкладками. Понятно, что в таких условиях поле для «обвинительного творчества» становится просто безграничным.

Данный приём использован, в частности, в отношении Договора о РСМД, где все обвинения в адрес России строятся по сути на одном утверждении: «США установили». Как обычно, никаких пояснений, на основании чего это было сделано, в докладе не приводится. Судя по всему, авторы исходили из того, что всё сказанное Вашингтоном должно автоматически приниматься на веру и рассматриваться как аксиома. При этом они предпочли обойти стороной то, что в течение всего периода целенаправленной подготовки США к выходу из ДРСМД – а инициативная роль американской стороны в прекращении действия Договора в докладе всё же признаётся – не было представлено абсолютно никаких подтверждений американских обвинений по поводу российской ракеты 9М729, характеристики которой на самом деле полностью вписывались в договорные ограничения, на что мы неоднократно указывали.

Не стали они упоминать и об обоснованных российских претензиях к тому, как этот Договор выполняли, а вернее – не выполняли – сами США. В докладе нет ни слова ни о размещении на суше пусковых установок Мk-41, способных запускать крылатые ракеты средней дальности, ни об отработке американцами технологий запрещённых классов баллистических ракет с помощью т.н. «мишеней для целей ПРО», ни об их тяжёлых ударных БЛА, подпадавших под договорное определение крылатых ракет средней дальности наземного базирования. Развитие событий после выхода США из ДРСМД полностью подтвердило обоснованность и правовую выверенность наших озабоченностей. Ранее запрещённые вооружения стали испытываться американцами практически незамедлительно после выхода из Договора, что свидетельствует об уже имевшейся высокой степени их готовности. Мы много лет поднимали перед коллегами все эти темы, но стремились сохранить сам Договор и его режим. Однако у Вашингтона, несомненно, были совсем другие задачи.

Что касается Договора о СНВ, то необходимо напомнить, что с 5 февраля 2018 г. и по настоящее время США на 101 единицу превышают установленный предельный уровень по категории «развёрнутые и неразвёрнутые пусковые установки МБР, развёрнутые и неразвёрнутые пусковые установки БРПЛ, развёрнутые и неразвёрнутые тяжёлые бомбардировщики». Не выполнен ими и ряд других договорных обязательств. С учетом этого претензии Вашингтона на право выступать с нравоучениями в адрес других и «оценивать» их действия, как минимум, неуместны.

Особо циничными выглядят надуманные претензии США в отношении подходов России к проблематике нестратегического ядерного оружия (НСЯО) с отсылками к «президентским инициативам» 1991-92 гг. В очередной раз напоминаем американским коллегам, что в отличие от США Россия не только вывела все свои нестратегические ядерные средства на национальную территорию, но и привела их в неразвёрнутое состояние, а также сосредоточила в местах централизованного складского хранения. Значение этих мер в полной мере сохраняется.

Кроме того, в процессе реализации «президентских инициатив» нами существенно, в разы, были сокращены запасы НСЯО – на 75% от того, чем СССР располагал в 1991 г.

Примечательно, что сетования США по поводу якобы имеющего место «отхода» России от «президентских инициатив» звучат на фоне последовательного пересмотра американских доктринальных установок в направлении повышения роли ядерного оружия в разного рода «эскалационных» сценариях и расширения возможностей его боевого применения, что со всей очевидностью ведёт к понижению «ядерного порога» и увеличивает угрозу возникновения ядерного конфликта. При этом США активно модернизируют и расширяют свой тактический ядерный арсенал, размывая при этом грань, которая разделяет тактические и стратегические вооружения. Показательным шагом в данном направлении стало оснащение части американских БРПЛ «Трайдент-II» ядерными боеголовками «тактического» класса. Ведётся подготовка к возвращению в арсенал США ядерных крылатых ракет морского базирования. Готовится принятие на вооружение ядерной авиабомбы В61-12 с изменяемой мощностью, которая предназначена в т.ч. для использования союзниками США по НАТО и способна решать широкий спектр не только тактических, но и стратегических задач.

Весьма двусмысленно выглядит в докладе селективное и откровенно политизированное «выставление оценок» в плане выполнения обязательств по ДНЯО. Как бы подразумевается, что сами США находятся в данной сфере «вне любых подозрений». Но на деле США не только размещают своё ядерное оружие на территории других государств, но и в рамках «совместных ядерных миссий НАТО» предусматривают привлечение иностранных самолётов-носителей и иностранного военного персонала к его боевому применению. Для этого всеми участниками «совместных миссий» выделяются соответствующие технические средства, создаётся инфраструктура, проводятся учения и тренировки. Подобная практика грубо противоречит базовым положениям ДНЯО, зафиксированным в Статье I и Статье II данного Договора.

В докладе нашлось место для инсинуаций о «невыполнении» Россией обязательств, связанных с запрещением ядерных испытаний. Обвинения крутятся вокруг бездоказательного утверждения, будто Россия «проводила ядерные испытания ненулевой мощности». Противореча себе, авторы признаются, что США неизвестно, сколько таких испытаний проводилось и проводились ли они вообще, какого характера были эти испытания. И несмотря на то, что концы с концами здесь вообще никак не сходятся, все же делается вывод, что Россия якобы нарушает заключенный в 1974 г. Договор между СССР и США об ограничении мощности подземных ядерных испытаний. Мы, дескать, не предоставляем Вашингтону предусмотренные этим соглашением уведомления о проведении подобных испытаний.

Во-первых, в США знают, но преднамеренно замалчивают тот факт, что обязательства по двустороннему соглашению 1974 г. полностью перекрываются подписанным и Россией, и США в 1996 г. Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который в госдеповском докладе фактически игнорируется.

Во-вторых, мы неоднократно в различных форматах доводили до США и вновь повторяем, что не намерены обсуждать вопросы соблюдения запрета на ядерные испытания с государством, которое уже четверть века затягивает с ратификацией ДВЗЯИ, ставя тем самым под вопрос его вступление в силу.

Российская Федерация три десятилетия назад приняла на себя одностороннее обязательство воздерживаться от проведения ядерных испытаний, а 20 лет назад ратифицировала ДВЗЯИ. Мы не проводим испытаний ненулевой мощности. Мы, так же как и США и другие ядерные государства, проводим т.н. докритические испытания, которые никак не противоречат нашим обязательствам в этой области.

Действия США в отношении ДВЗЯИ вызывают в Москве нарастающую озабоченность. Если ранее в Вашингтоне периодически хотя бы вспоминали о возможности сделать тот или иной шаг в направлении ратификации Договора, то при нынешней администрации было открыто заявлено об отсутствии такого намерения. Более того, США, видимо, готовят следующий деструктивный шаг. Настораживает, в частности, что в подготовленном Министерством обороны США «Справочнике по ядерным вопросам» (Nuclear Matters Handbook 2020) напрямую говорится о возможном прекращении выполнения Вашингтоном обязательств по Договору.

В своих устремлениях к построению нелегитимного с международно-правовой точки зрения «порядка», основанного на формируемых Вашингтоном «правилах», США и в контексте ядерных испытаний пытаются ввести в практику некие понятные только им «американские стандарты нулевой мощности». Полагаем, что в Вашингтоне всерьез рассматривается вопрос о возможности отзыва своей подписи под ДВЗЯИ. Предостерегаем США от подобных действий, поскольку только развалом ДВЗЯИ дело в таком случае не ограничится. Возможны самые серьезные последствия для режима нераспространения ядерного оружия в целом.

Необходимо обратить внимание еще на несколько моментов, которые в докладе преднамеренно обходятся стороной.

США стали единственным государством «ядерной пятёрки», которое не приняло участие в Конференции по созданию зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке (ЗСОМУ) в ноябре 2019 г. Резолюция о создании ЗСОМУ была принята в 1995 г. и одобрена в т.ч. США. Однако впоследствии именно из-за позиции Вашингтона прогресса на этом направлении не удавалось добиться. Другими словами, США преднамеренно подрывали тот процесс, «спонсором» которого они обязались выступить.

США ратифицировали только один подписанный ими протокол о предоставлении негативных гарантий безопасности к договорам о зонах, свободных от ядерного оружия (ЗСЯО). Это – протокол к Договору о ЗСЯО в Латинской Америке и Карибском бассейне (Тлателолко). Гарантии безопасности, предоставленные Вашингтоном участникам других ЗСЯО, до настоящего времени не вступили в силу, т.е. фактически являются фиктивными.

В докладе воспроизводятся абсолютно бездоказательные обвинения в адрес России в нарушении Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО), причастности к инспирированному Великобританией «делу Скрипалей», сокрытии от Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) сведений об объектах по производству, разработке и хранению химического оружия и «содействии» Сирии в связи с инцидентом с применением хлора в г.Дума 7 апреля 2018 г., а также в ведении разработок фармацевтических агентов в наступательных целях.

Примечательно, что всё это «вываливается» в условиях, когда сами США под надуманными предлогами («нехватка финансовых средств» и «производственно-технологические сложности») затягивают завершение своей национальной программы химразоружения.

Таким образом, они остаются единственным государством-обладателем заявленных запасов химоружия. При этом регулярно информируют об уничтожении неких «неустановленных» химбоеприпасов, пытаясь тем самым скрыть свою ранее незаявленную военно-химическую деятельность.

Ярким примером нарушения США обязательств по КЗХО является отказ утилизировать ранее оставленные ими химбоеприпасы в странах Юго-Восточной Азии и Панаме. Кроме того, в 2003-09 гг. Вашингтон (и Лондон) тайно, без надлежащего уведомления ОЗХО вывезли из Ирака или уничтожили на месте порядка 5 тыс. химбоеприпасов времён С.Хусейна.

С 1980-х гг. в США, как и в ряде других стран НАТО, ведутся НИОКР по химвеществам нервно-паралитического действия, классифицируемым на Западе под наименованием «Новичок». Только в США зарегистрировано более 140 патентов, связанных с применением такого рода химсоединений в военных целях.

США сохраняют оговорку к Женевскому протоколу о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 г., предусматривающую возможность ответного применения химоружия летального или инкапаситирующего действия (временно выводящего из строя), что запрещено по КЗХО. Кроме того, в США законодательно закреплена возможность применения в военных целях средств по борьбе с беспорядками, что также запрещено по КЗХО. Помимо этого, возникают серьезные вопросы в связи с наблюдаемыми в США системными проблемами, связанными с противоправной деятельностью с психотропными фармацевтическими препаратами, к примеру, группы фентанилов.

Утверждения о «содействии» России сирийским властям в связи с инцидентом с применением хлора в г. Дума 7 апреля 2018 г. неприемлемы. Целый ряд подобного рода преступлений совершен спонсируемой извне сирийской вооруженной оппозицией и аффилированными с ней псевдогуманитарными НПО по типу пресловутых «Белых касок». Их цель не скрывается – дискредитация законного правительства Сирии и провоцирование ударов со стороны США и их союзников по суверенному государству в нарушение Устава ООН и общепризнанных норм международного права.

В докладе воспроизводятся абсурдные обвинения в адрес России в нарушении Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО). Фигурирует бездоказательная ссылка на некие военно-биологические программы, которые наша страна якобы продолжает реализовывать.

Рассматриваем такие лишённые каких бы то ни было оснований спекуляции как попытку США отвлечь внимание международного сообщества от собственной непрозрачной и неблаговидной деятельности в этой чувствительной области. Деятельность России в медико-биологической сфере носит сугубо мирный характер и полностью соответствует положениям Конвенции.

Позиция Вашингтона в отношении КБТО непоследовательна и противоречива. С одной стороны, американцы формально ратуют за укрепление Конвенции и подают верификацию в качестве залога эффективности любой договорённости в области контроля над вооружениями и разоружения. С другой – с 2001 г. США жёстко блокируют усилия по разработке юридически обязывающего протокола к КБТО с эффективным механизмом проверки.

Вызывает серьёзные вопросы военно-биологическая деятельность Пентагона в различных регионах мира, в т.ч. в непосредственной близости от российских границ. Особое внимание обращает на себя деятельность на базе т.н. Исследовательского центра общественного здравоохранения им. Р.Лугара в Грузии, где американские военные реализуют программы двойного назначения, о которых Вашингтон не предоставляет информацию в рамках мер укрепления доверия КБТО.

С учётом того, что США до сих пор не сняли оговорку к Женевскому Протоколу 1925 г., который, в частности, запрещает применение бактериологического оружия, обоснованно возникает вопрос в отношении истинных целей военно-биологической активности Пентагона на территории иностранных государств.

Призываем США ответственно подходить к выполнению обязательств в рамках КБТО, предпринять конкретные шаги по снятию упомянутых выше озабоченностей. Рассчитываем на поддержку Вашингтоном российских инициатив, нацеленных на упрочение режима КБТО.

Что касается контроля над обычными вооружениями и мер укрепления доверия и безопасности, то в опубликованном докладе не содержится практически ничего нового по сравнению с прошлогодним развернутым вариантом, по которому МИД России давал подробные комментарии (https://www.mid.ru/ru/obycnye-vooruzenia/-/asset_publisher/MlJdOT56NKIk/ content/id/3793171).

По двум всё-таки появившимся «новациям» отмечаем следующее.

Россия не нарушила Статью VI Договора по открытому небу (ДОН), не разрешив выполнение части уже согласованного плана американо-канадской миссии в сентябре 2019 г. в ходе учений «Центр-2019». Введение запрета было вызвано сложностями обеспечения безопасности полётов в рамках ДОН в условиях быстро меняющейся обстановки в ходе активной фазы учений. Наблюдающей стороне в соответствии с Договором был предложен альтернативный вариант времени проведения полета на этом участке, что было отвергнуто. Кстати, в ходе недавних слушаний в Конгрессе США независимые эксперты не согласились с квалификацией действий России как «нарушения» обязательств по Договору.

США преднамеренно умалчивают о многочисленных проблемах с выполнением ДОН, имеющихся у них самих.

Первое. В 2016 году США не обеспечили безопасное прибытие российского самолета АН-30Б в пункт въезда/выезда, отказавшись предоставить необходимое количество промежуточных аэродромов. До настоящего времени их позиция не изменилась. Это является нарушением ДОН со стороны США.

Второе. В 2017 году были отменены остановки для отдыха экипажей самолётов наблюдения в ночное время суток на аэродромах заправки Робинс и Элсворт. Это нарушает права наблюдающей стороны по выполнению наблюдательных полётов (НП) на максимальную дальность с учётом норм предельных нагрузок на экипаж, что напрямую затрагивает аспект безопасности полётов.

Третье. США в нарушение Договора установили максимальную дальность полётов (МДП) над территорией Гавайских островов с аэродрома дозаправки Хикам. Вместе с тем, согласно ДОН, МДП устанавливается только с аэродромов открытого неба и рассчитывается по имеющимся правилам. Установленное США вопреки положениям ДОН ограничение дальности полётов в 900 км в любом случае не соответствует Договору, так как при правильном расчёте эта дальность должна быть не менее 1160 км.

Четвертое. США установили ограничения для НП над территорией Алеутских островов, согласно которым самолёт наблюдающей стороны всегда должен оставаться в пределах внешней границы прилегающей зоны, простирающейся на 24 морские мили от побережья. Это ограничение, не предусмотренное Договором, значительно снижает эффективность НП.

Пятое. США в ходе НП над их территорией устанавливают ограничения по высоте полёта самолёта наблюдения, не предусмотренное ДОН и противоречащее нормам ИКАО, рекомендующим в целях обеспечения полётов военных самолётов выделять безопасное воздушное пространство.

По Венскому документу (ВД). Попытки США поставить под вопрос соблюдение Россией этого документа, в частности, его главы III «Уменьшение опасности», в связи с нештатной ситуацией в районе населенного пункта Нёнокса в августе 2019 г. неправомерны. Объект, на котором произошла нештатная ситуация, к «военным силам» в контексте ВД не относится и под его положения не подпадает.

Включённые в доклад вопросы о «несоблюдении» ВД Россией ни разу не поднимались американской стороной ни на Форуме ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности, ни на других профильных площадках в Вене, что свидетельствует о явной слабости предъявляемых со стороны США претензий.

В докладе ничего не говорится о невыполнении ВД Киевом, о проблемах с соблюдением рядом стран НАТО своих обязательств, в частности, об отказе ратифицировать Соглашение об адаптации ДОВСЕ, об обходе членами альянса количественных ограничений ДОВСЕ за счёт приёма в НАТО новых членов и т.д.

Оставляем за собой право дать более развёрнутые комментарии после выхода полной версии доклада Госдепартамента США".


ПечатьИAП "НАТО.РФ"

Последние новости

12 / 08 / 2020На помощь Ливану выделено 15 млн долларов
10 августа Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выразил солидарность с народом Ливана, пострадавшим в результате ужасающего взрыва в порту Бейрута.
11 / 08 / 2020Второй самолет MRTT НАТО прибыл в Нидерланды
10 августа в Эйндховен, Нидерланды, с завода в Хетафе, Испания, прибыл второй самолет будущего многоцелевого транспортного парка танкеров НАТО.
10 / 08 / 2020НАТО поможет в восстановлении после взрыва в Бейруте
Нидерланды при содействии стратегических воздушных перевозок НАТО направили свою голландскую городскую поисково-спасательную группу в Ливан.
09 / 08 / 2020На заседании Совета безопасности РФ обсуждены вопросы помощи Ливану
7 августа Президент России Владимир Путин провел очередное совещание с членами Совета безопасности страны.
08 / 08 / 2020В МИД России прокомментировали соглашение по нефтяным ресурсам на северо-востоке Сирии
Госсекретарь США М.Помпео официально подтвердил факт заключения данного соглашения.
! При публикации данных ссылка на ИАП «НАТО.РФ» обязательна.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
нато.рф / nato.russian.federation@gmail.com